rockatansky
я б хотел помыться и заснуть
Не так давно довелось мне прочитать один роман. Он приплыл мне в руки внезапно. Я занял его перед поездкой у приятеля, тот, в свою очередь, одолжил у своего друга, который взял его у кого-то ещё, но запамятовал, у кого именно. Роман назывался «Большое восточное путешествие», я открыл его и не закрывал, пока не дочитал, отлучаясь только по нужде.
«Большое восточное путешествие» — это фарс-гиньоль, абсурдная сказка, продолжающая обширный пласт литературы, описывающей путешествие европейца на восток, пласт, открытый средневековыми купцами и продолженный позже многочисленными литераторами.
Вот только европейца в привычном понимании в романе нет.
С первых страниц мы оказываемся изнутри крестового похода, затеянного православным монастырём имени святого Спиридона Тримифунтского (который из канонического киприота вдруг превратился в славянина). Братия, шагающая на восток в поисках неведомо чего, безумное казачье войско, православная дружина ищет себе на голову неверных и находит их — в том числе, среди многочисленных христиан разного толка, населяющих восточные земли.
Со всех сторон на бедняг сыплются горести и несчастья, горные обвалы и ядовитые змеи. Господь искушает их, подсовывая то пещеры с сокровищами, то женские монастыри, где мужчин не видели никогда, то тайные университеты в горах, полные священного знания. Армия редеет, и вот последний отряд прорывается в самое сердце Востока.
В сердце востока же их поджидает последнее испытание — и последнее разочарование при дворе восточного императора, такого же православного, как и они сами, обожествлённого, но окружённого толпой темнолицых, слепо повинующихся подданных, таких же язычников в своём несомненном христианстве, как и сами бравые спиридонцы, которые, перекрестившись, сплёвывают через плечо, чтобы отогнать злых духов...
В мире «Большого восточного путешествия» нет религий кроме христианства — и, по большому счёту, нет ничего кроме Востока. Это путешествие с Востока на Восток, поперечный срез дикого мира, который воюет сам с собою, изыскивая повод в мельчайших различиях. Православные одного толка воюют с православными другого, католики охотятся на ереси, и каждый почитает себя восточнее, сиречь, просвещённее остальных.
Книжку я опрометчиво переодолжил другому приятелю, а приятель возьми да укати на Сахалин.
Отчего-то я чувствую, что «Большое восточное путешествие» ко мне больше не вернётся, поэтому и рецензию пишу наскоро, по горячим следам — но если найдёте — прочитайте непременно.